?

Log in

новая порция бреда друзья календарь на стене о нас перелестнуть перелестнуть перелестнуть перелестнуть
Сон снился длинный и путанный, оборвался на самом интересном месте,… - Вниз по кроличьей норе
...wonderland?
gretchendonnie
gretchendonnie
Сон снился длинный и путанный, оборвался на самом интересном месте, а когда я проснулся посреди ночи, то многие детали его уже забылись. Часть удалось восстановить, большую часть нет, и остались лишь с трудом сводимые в нечто цельное фрагменты. А жаль. То, что удалось вспомнить - привожу, залепив логические дыры и восполнив по мере сил упущенные детали.
Какой-то мир, не наш, но мало чем от нашего отличающийся. Две державы, смотрящие друг на друга волком, и только что открывшие ядерное оружие - одновременно, отдельно друг от друга. Достаточно умные, чтобы понимать, что сотворили то, что может уничтожить и их самих, и все человечество, но запутавшиеся в своем конфликте до такой степени, чтобы рассматривать вариант его применения. Здравый смысл временно берет вверх, и открывается конференция с участием посольских делегаций от правительств обеих стран, которая должна придти к соглашению и решить, как жить в новом мире - а мир, в котором цивилизация владеет средством для собственного самоуничтожения и может в любой момент пустить его в ход, не может не быть новым и пугающим.
А я наблюдал за происходящим из-за плеча ученого-ядерщика (не гражданского, а по совместительству служащего в армии и имеющего какое-то звание, позже это сыграло роль), работающего в засекреченном научном центре в одном из государств. Центр-то был засекреченный - но всеобщая паранойя достигла такого уровня, что считалось хорошим тоном подозревать вражеского шпиона в каждом встречном, начиная лаборантами и заканчивая уборщицей. Мой альтер-эго и подозревал - но не лаборанта и не уборщицу, хотя и их тоже, а своего коллегу по проекту, с которым вел совместные исследования. И правда, странный он какой-то. Смотрит искоса, разговоры за утренним кофе подозрительные ведет - не то чтобы совсем провокаторские, но где-то неподалеку от того. Пришить формально ему нечего, да и неясно, есть ли что пришивать, но все равно - подозр-р-рителен. Вот так и кружим, бульдоги под ковром, и в любой момент можем сцепиться, но все никак не решаемся. А паранойя крепчает. И собственное начальство все угрюмей и напряженней. И передачи по телевидению, основанные на том немногом правдивом, что в прессу просачивается - все безрадостней. И даже идиоту ясно, что мирные переговоры почти зашли в тупик, и вот-вот - рванет. Неясно только, кто первым нанесет удар. А поджилки трясутся и нервы шалят. И вот уже в самом центре все чаще идут разговоры - а не шмальнуть ли нам ядерными ракетами, благо вот они, под рукой, в сторону неприятелю первыми, пока еще тот не особо ожидает? Нанести превентивный удар, и такой мощный, чтоб ответа уже не последовало. И ты сам временами начинаешь думать - да, это мысль. Надо спешить. Мы их, пока не они нас. Вдруг удастся их так завалить бомбами, что они уже и не очухаются? А потом себя одергиваешь и напоминаешь - ответный удар будет все равно. И такой, что его никто не переживет.
И тут как раз охрана базы ловит странного типа, болтавшегося в окрестностях, где гражданским лицам в теории и на практике делать нечего. Конечно, принимают его за шпиона, за кого еще его принять? Приводят на допрос, мой альтер-эго там тоже присутствует - звание у него довольно высокое. А пойманный по первому впечатлению смахивает на психа. Утверждает, что они ни много ни мало - волшебник. Выходец из другого мира, умеющий путешествовать между реальностями, и вообще много чего умеющий, что положено только в фантастических романах уметь. Происходит он из мира высокоразвитого и процветающего, и свои чародейские способности получил благодаря проводившихся его предками многоступенчатых генетическим экспериментам. В сумме получается нечто вроде Аррека арр-Вуэйна из романов Парфеновой. Может, то Аррек и был. В любом случае - дарайский князь, по сну это довольно четко выходило.
Мы, конечно, сразу решили, что либо над нами издеваются, либо пойманный слегка того - ни в какие параллельные миры и магию мы там у себя не верили. Но допрос продолжаем. Спрашиваем - вы, сударь, вообще как и с какой целью проникли на территорию военного объекта? Дарай пожимает плечами:
- Просто перемещался из мира в мир наугад. Залезать на охраняемую территорию в мои планы не входило, и чинить кому-то проблемы - тоже.
Ведет к тому, что он здесь случайно и вообще не при чем. Ага, ну-ну. Принимаем правила игры:
- А покинуть наш мир вы можете?
Очередное пожатие плечами:
- В любой момент, хоть сейчас. Но пока предпочту остаться. Меня заинтересовала ситуация, в которую я попал, и хочется проследить за развитием событий.
Тут-то мы, как думаем, и добиваем его единственным выпадом - а чем, голубчик, ты свои слова докажешь? Но на самом деле добивают нас - потому что дарай в который раз с легкой издевочкой пожимает плечами и устраивает демонстрацию. Зажигает в воздухе огонек. И показывает красочные иллюзии. И вырубает в комнате электричество. И заново врубает. И показывает нам телекинез. И левитацию. В общем, весь набор магических трюков, и все этого с таким апломбом, будто нет в этих трюках ничего особенного, но раз уж соскучились по балагану - любуйтесь.
В первый момент мы, конечно, в шоке. Привычная естественнонаучная картина берет и рушится, кто тут в шоке не будет? Быстро берем себя в руки, в конце концов, мы военные или кто? Нас много к чему готовили, к такому правда не готовили, но сориентироваться в ситуации все равно нужно, и немедленно. Берем дарая в охапку и тащим в самую хорошо охраняемую камеру в самом хорошо охраняемом тюремном блоке, и берем под ежесекундный снайперский прицел со всех сторон - и людей, и специальных автоматов. При этом мы отлично понимаем, что толку от всех наших трепыханий почти нет - учитывая способности заключенного, мы для него не проблема, утечет себе в другой мир и все дела. Если мы конечно не успеем его в момент перехода пристрелить. Но дарай, правда, и не думает сопротивляться - ему, видите ли, интересно, что будет дальше. Для него происходящее - забавное приключение.
И идут дни, еще беспросветней, чем раньше. Переговоры правительств зашли в тупик, новости, читаемые дикторами на телевидении и радио неутешительны, сообщения от командования - еще хуже, войска уже втихую стягиваются к границам, а пальцы чешутся на ядерных кнопках. До армагеддона даже не один шаг, а один чих, и давит это на психику просто неимоверно. А тут еще шпиономания... А что, если противник узнал о нашем пленнике?! А что, если опасается, что мы овладеем иномировыми знаниями и технологиями?! А что, если именно появления в наших руках пришельца и станет поводом для превентивного удара - по нам?! Мы тут допросы ведем, а по нам сейчас как залепят ракетами, чтоб никаких допросов больше не было...
Допросы меж тем все чудесатей. Способности нашего гостя если не безграничны, то к ним приближаются. Да, он способен сбивать ракеты и самолеты. Да, он может на огромном расстоянии от себя создать реакцию ядерного распада. Да он даже тектонические плиты при желании способен сдвигать! Бог. Или почти бог. В наших руках, но по сути - сам по себе, и не устроил еще конец света только потому, что до лампочки ему и наш свет, и мы сами.
И тут я понимаю - его нужно убить. Необходимо. Потому что это Сила, которая церемониться не станет ни с кем. И даже само присутствие этой Силы в мире означает приговор всему живому. Или мы, окончательно сойдя с ума, договоримся с Силой и используем ее для тотального уничтожения врага. Или враги, опасаясь действий Силы, уничтожат нас. Или самой Силе просто надоест эта мышиная возня, и она, походя, мимоходом, прихлопнет нашу цивилизацию. Просто так, для развлечения.
И выход мне на ум приходит лишь один. Пристрелить пришельца, пока еще ничего не случилось. Встаю во время беседы с дараем из-за стола и вежливо прощаюсь, ссылаясь на неотложные дела - а сам направляюсь в рабочий кабинет, где у меня лежит хороший, надежный, никогда не подводивший лазерный пистолет. Разряд в голову дарайскому князю - и нет дарайского князя. Не знаю, почему я отправился за бластером, а не отдал приказ снайперам. Возможно, тут во сне логическая дыра. А возможно - мой альтер-эго просто собирался привести вынесенный им приговор в исполнение лично. Или не доверял другим, или не хотел перекладывать на них ответственность. Не знаю.
Иду я себе по коридорам базы, иду - а сомнения все мучают и мучают. Долг долгом - но парнишка-то совсем ни в чем не виноват. Просто гулял, никому угрожать не думал - а я ему контрольный в бОшку припас. Погано, господин академик, получается. Ой как погано. Ну а с другой стороны - ЧТО ЕЩЕ ПОДЕЛАТЬ?! Или вот этот один сейчас - или все человечество в скором времени. М-да, вариант. Хотя не исключено, что человечество в скором времени и так себя погубит, без постороннего вмешательства.
Течет у меня крыша от напряжения. Ох, и течет.
И тут мне как раз встречается тот самый давешний коллега, в котором я подозревал вражеского резидента. Заводит разговор, что да как, как дела с пленником протекают. И тут я не выдерживаю, и меня прорывает - начинаю и про сомнения свои, и про страхи рассказывать, и про милую перспективу, что перед нами всеми открывается. Нет больше сил в себе держать, и самому, на одной ладони, весь мир взвешивать. Нет сил. Надо хоть кому-то выговориться. Тем более, хоть я и подозреваю в коллеге шпиона, но он также и мой старый друг, и должен меня понять.
- Ты понимаешь, - выговариваю я долго, путано и бессвязно, - ты понимаешь, что мы столкнулись с чем-то, что по определению несопоставимо с нами? Абсолютное могущество, и ничего его не удерживает. Никаких моральных ориентиров, никаких ограничений и блоков. Он может все, что угодно, и руководствуется собственными желаниями, и больше ничем. Это приговор, понимаешь? Приговор всем нам!
Много еще чего говорю, но суть такая. Наконец выдыхаюсь. Замолкаю. В ушах звенит, сердце колотит, на лбу пот выступил. И чего я вообще тут время трачу?! Надо бежать за бластером. А потом подкрасться к нашему дарайчику незаметно - и всего один выстрел. А может, и не один, как получится.
А мой друг-враг-товарищ долго так на меня задумчиво смотрит и молчит, в голове чего-то прикидывает. А потом вдруг берет и смеется. Без истерик и без издевок, нормально по-человечески смеется. Весело. С облегчением. Будто гора с плеч упала.
Но это - его гора. А моя давит, и все сильней и сильней.
И тут я понимаю, что вот он - момент истины. Не понимаю лишь, что это за истина такая.
- Ты понимаешь, - наконец говорит собеседник, - что так ничего и не понял? И никто больше не понял? Это не приговор. Это - спасение. Тот факт, что этот тип существует, и неважно, где он - с нами, у врагов, или за тридевять вселенных и никогда про нас не слышал. Просто это спасение. Благая весть. Для всех нас. И шанс, что мы друг друга не уничтожим, и что войны не будет. Ни сейчас, ни завтра, ни вообще. Войны не будет.
И тут я просыпаюсь, так и не услышав от него, в чем дело, и почему он так решил, и чем все закончится.

Донни.

Tags:

Leave a comment